Новый оборот пластинки

“Нужно быть специфическим человеком, чтобы принимать все трещания, скачки и несовершенства музыки на виниле.”

Статья из Нью-Йорк Таймс.

 

Несколько лет назад, в первый год обучения в университете Point Park в Питсбурге, 20-летний Джеймс Эклин чувствовал себя потерянным в социальных кругах кампуса. Но потом он пообщался со студенткой, пересекавшейся с ним на некоторых занятиях. Она казалась необычной, и дело было не только во внешности: очки в толстой оправе, челка и старомодная одежда. Тогда, дождливым февральсим днем, эти двое пропустили занятие и пошли в ее квартиру. Как только она открыла свою дверь, его подозрения подтвердились: у нее была вертушка. Как и у него. Они оба говорили на языке винила.

Их связь закрепилась окончательно, как только она опустила иглу на альбом группы Broken Social Scene, пишет Джеймс. “Это было молниеносное взаимное осознание, как будто мы оба поняли предпочтения друг друга,” продолжил Эклин, считающий редким подарком судьбы проигрыватель Technics 80х годов, ранее принадлежавший его тете. “Нужно быть специфическим человеком, чтобы принимать все трещания, скачки и несовершенства музыки этой вертушки.”

Ряды приверженцев винила растут. В последнее время, анахроническая виниловая пластинка испытала неожиданный подъем в продажах, спустя десятилетия после того, как мейнстримовая музыкальная промышленность списала формат как устаревший. Мейджор-лейблы расширяют свои виниловые предложения впервые с тех пор, как они оставили винил на смерть почти два десятилетия назад.

В то время как ниша, возможно, все еще оценивается как малозначительная в общем числе продаж музыкальных записей, всплеск интереса к винилу — и, особенно, его возрастающее внимание среди молодых слушателей — дает лучик надежды во мраке положения музыкальной индустрии.

“Даже если индустрия не делает всего необходимого для продвижения, мы могли бы действительно сделать это прибыльной областью,”  считает Билл Ганьон, старший вице-президент по маркетингу компании EMI, отвечающий за виниловые релизы. Он считает, что люди, которые покупают винил в настоящее время, очарованы приземленной подлинностью формата.

“Это – практически возврат к природе,”  говорит Ганьон. “Это как разница между выращиванием ваших собственных овощей и покупкой их замороженными в супермаркете.”

Индустрия винила практически разрушилась в конце 1980-ых с появлением компакт-диска. И, несмотря, на попытки субкультуры (клубных диджеев, меломанов, панков..) вернуть винил, продажи продолжали падать, а в последнее десятилетие к CD присоединился и MP3-формат. По данным RIAA в 1998м году было продано порядка 3.4 миллионов LP и EP релизов, в 2006-м - чуть больше 900 000.

Но продажи подскочили на 37% в 2007 году, к почти 1.3 миллионам записей. Три года назад Warner Bros. Records возвратились к формату, открыв becausesoundmatters.com, виниловый онлайн-магазин, наполненный переизданиями и новыми релизами. Вначале любой виниловый релиз, проданный тиражом 3000 копий, считали успехом, как утверждает ответственный за продажи винила в компании Том Бири. Альбом Wilco “Sky Blue Sky”  в 2007 году был продан в более чем 14000 экземплярах.

Винил внезапно стал шиком, как он сказал, даже среди людей, слишком молодых, чтобы быть знакомыми с потрескиванием плывущей по пластинке иглы. “У меня есть друзья, у которых есть дети 13, 15 лет, даже 10 — и все они хотят вертушки,”  говорит Бири. “Их родители отвечают: минуточку, о чем это вы?”

Крупные розничные продавцы вроде Virgin Megastore и мелкие магазины звукозаписей вроде Mondo Kim на Манхэттене посвящают все больше площади антикварному 12-дюймовому диску в последнее время. По словам руководителя компании Newbury Comics, сеть из 29-ти магазинов музыки и атрибутики в Новой Англии продала 400 вертушек с начала продаж в июне, сказал Дункан Браун, управляющий компании.

Несмотря на рост, винил все еще песчинка во всем музыкальном бизнесе. В 2007, например, промышленность продала 511 миллионов CD. Но, с учетом снижающегося интересак CD, этот полумиллиард представляет падение продаж более чем на 17% по сравнению с предыдущим годом, в то время как управляющие ожидали роста продаж.

В этом году Capitol/EMI находится в процессе первого за последнее десятилетие существенного переиздания их винилового каталога. Некоторые из альбомов, как “Pet Sounds”  от Beach Boys, являются левиафанами классического рока, нацеленными на ностальгирующих. Но также много и  альбомов современных музыкантов, как Radiohead и Coldplay, которые обращаются к молодым покупателям музыки, сказал Ганьон. Большинство напечатано на акустически выигрышном 180-граммовом виниле, и многие упакованы в двойные конверты, чтобы служить коллекционными записями для молодых поклонников, имеющих музыку также и в цифровом виде.

При нынешнем изобилии музыки в Интернет, владельцы рекорд-лейблов посчитали необходимым сделать физические копии альбомов особенными, желанными объектами для людей, чтобы они пожелали их купить. Виниловые альбомы подходят как раз: экзотичны в своей смеси нового и ретро, и более внушительны, чем CD (Их 12.5-дюймовая обложка альбома - идеальный холст для кавер-арта).

Эксклюзивные издания - своего рода трофеи для влюбленных поклонников, говорит Том Бири. В сентябре, например, Warner Bros. Records начнут продажу нового альбома Metallica “Death Magnetic” в коробочной версии с пятью пластинками — каждая из 10 песен получит свою собственную сторону — примерно за 115$.

Множество поклонников нового поколения винила рассматривают LP наряду с практическим применением и в качестве сувенирной атрибутики вроде футболок или постеров группы, утверждает Мэтт Вишноу, основатель Insound, компании по продаже музыки и товаров онлайн. За прошлые два года продажи винила выросли с 20 до 50 процентов всего бизнеса компании, сказал он. (Средний возраст их клиентов - 25 лет, добавил Вишноу).

В эру, когда у всех одна и та же музыкальная коллекция благодаря обмену файлов, сбор дорогих, громоздких LP  является заметным способом для суперпоклонников рекламировать их статус знатока, сказал он.

“Покупатель хочет видеть винил в своем доме точно так же, как и книги” , говорит Вишноу. Его вопрос к такому покупателю: “Если я итак могу иметь всю музыку мира как на ладони, то зачем мне покупать за 15 или 20 долларов этот формат, который неудобно хранить и переносить и который легко повредить?.

Молодые коллекционеры винила утверждают, что цифровые технологии сделала доступным для всех - даже для родителей - обладать большой уникальнй музыкальной коллекцией.В этом смысле ничего не выгядит более нелепо, чем старомодное неудобство.

“Весь процесс из вытаскивания записи с полки, вынимания пластинки из конверта, установки иглы на дорожку создает более крепкую и ииндивидуальную связь с музыкой, потому что это требует больших усилий,”  считает 21-летний Р.Дж.Краудер-Шефер, студент Нью-Йоркского университета, утверждающий, что стал серьезным приверженцем винила несколько лет назад.

Между тем, приверженцы часто пересекаются со своими родителями, которые стремятся подтянуться в аудио технологиях. Мэган Галевски, другая студентка Нью-Йоркского университета, купила своему 56-летнему отцу iPod на день рождения. на ее день рождения отец подарил ей проигрыватель.

“Он считал, что это глупо - хотеть этих старых технологий,”  говорит 21-летняя Галевски. Она вынуждена была обучить его использованию плеера, затем пробралась к его стопкам записей 60-х и 70-х, чтобы присвоить драгоценные записи вроде оригинального издания альбома “Woodstock”.

Но для 17-летней Корин Монако из Бруклина, ее интерес к винилу дает ей шанс сблизиться с ее родителями. Моменты, когда сидя на диване с отцом они прослушивают альбомы Jethro Tull и Jimi Hendrix , говорит она, дают ей “шанс через музыку его юности понять, из чего он вырос.”

Действительно, виниловые записи вынуждают детей цифрового века слушать музыку в твердой манере предыдущих поколений, говорит 21-летний Скотт Кэроли, студент в Университете Калифорнии, в Санта-Круз, недавно обратившийся к винилу.

Они больше не могут использовать колесо прокрутки, чтобы прослушать песни от Miley Cyrus, Nas, Black Sabbath, John Coltrane и Scissor Sisters за считанные минуты. С винилом слушатели уступают контроль артисту. Они позволяют музыке нахлынуть на них, в оригинальном порядке песен, в оригинальном темпе. “У меня есть тонна музыки на iTunes,”  говорит Кэроли, “но там музыка меня достаточно быстро утомляет. С моими пластинками это походит на чтение книги в сравнении с перелистыванием статей на Yahoo.” 

“Когда вы ставите пластинку,” добавляет он, “это - событие”.

 

(c) Alex Williams, The New York Times, 2008.

Перевод Dmitry Kutuzov, под редакцией r.dee.

Материалы по теме

Комментарии